Багира и Шерхан

IMG_5727 -2

Жизнь шла своим чередом, хотелось жить, на охоту вырывался, что бы ни случилось. Было так: Сегодня снимаю гипс, а завтра в лес на всю зиму. Нормальные люди говорили: «Ты куда, Одесей!» Собаки всегда были запасные. В это время вырос Загри. Кличку я одолжил у Федосеева – автора книги «Злой дух Ямбуя» Там он описывает очень хорошую лайку по кличке Загри. Вот этот мой Загри в главной роли в первой версии профессиональная охота. Это мой дебют. Загри повезло, он проработал и прожил всю свою жизнь до 14 лет. У него был один недостаток – он очень вязко уходил за лосями. Когда попадались лосиные следы, у меня сжималось сердце, я бегал за ним как гончий. Так бывало сутками, боялся, чтоб волки не съели.

Однажды искал его по следам, и вижу, что он напоролся на волчьи следы, а уже вторые сутки пошли, там все волками стоптано, а он по ним ходит, как будто разыскивает их. Мороз крепчал, мне пришлось бросить и возвращаться в избу. Напоследок пострелял из ружья. Погода была тихая, думал, услышит. Всю ночь ждал его, но он не вернулся. На третий день поехал на буране еще раз, обрезал на лыжах волчьи следы, нашел выход из многоследия. Оказалось, что Загри идет по волчьим следам в противоположную сторону от жилья. Как я понял, не за волками, а по их следам выбирается ослабший. Куда кривая выведет. Впереди была бураница соседа. Он видимо слышал звуки «бурана».Видимо по волчьим следам было легче идти. Я вернулся в избушку, а на следующий день поехал в деревню, где «бураница» соседа сходится с моей.

Я увидел собачьи следы в сторону моего поселка. В деревне Загри был, видели люди, но не нашел меня и он пошел обратно. Дорога раздваивалась. В лесу он повернул не по той, что ведет ко мне. Я его нашел у лесорубов, исхудавшего. Радости было сколько, догадаться не сложно. Я имел от него прямое потомство. Рыжего кабелька по кличке Чубайс. Очень хорошего и очень милого. Он дожил тоже до старости. Чубайс есть в первом фильме, семь месяцев. Соболь в фильме поймал его за язык и он очень плакал. Зато потом он давал им разгону.

Однако вернемся к гибридам. Вот уже Амуру – Шерхану исполнилось семь лет. Он уже самостоятельно искал по ночному следу соболей и находил лежачих. Догонял убегающих и безошибочно находил затаившихся на дереве. С ним всегда был хороший результат. Он был старательнее черных лаек, которые в то время у меня были потомки Загри – восточно-сибирские лайки. Вот, я от охотился сезон с Амуром и понял, что надо переходить на гибридов. В горном Алтае была завезена сестра Амура из Литвы, по моему протеже. Я от нее взял щенка и назвал ее Дайной – Багира. Дайна – это «песня» по-литовски. Она тоже оказалась великолепной. Ей уже пятый год. И про них сейчас и расскажу один случай.

PDVD_097

Был ко мне приехавший с Нижнего Новгорода бывший охотовед Батов Владимир. Я хотел сделать выходной, погода была сырая, ветреная, шел хлопьями снег. В такие дни плохо, бывает, слышен лай. У меня с утра чувствовалась усталость после вчерашнего дня. Володя говорит: «Да отдохни же ты, наконец!» Я было согласился. Когда вышел на улицу ,собаки были настроены на работу и они мне своим радостным лаем тут же подняли настроение. Дал им немного поесть, всегда так делаю. Вскоре зашагал в сторону западной избушки. Собаки с радостным визгом скрылись из виду. Пока я метался, всегда, что-нибудь забудешь. Бывало и так: надо стрелять, а ружья нет за спиной. А патронтаж и говорить нечего. Собаки на большой скорости вернулись к избушке, убедившись, что я не раздумал, снова скрылись. Ближе к западной избушке я услышал лай Дайны. Шел на лыжах к южной стороне клюквенного болота, где у меня глухариный заповедник. Тайга сильно захламлена и лыжи решил все-таки не снимать, не пожалел. Впереди оказались сосновые болота, по нему на лыжах идти все-таки лучше. Вдруг попадаются собачьи следы большими скачками. Я метнулся в одну сторону и увидел соболиный след. Соболь бежал так же большими скачками. Погода была сырая, он совсем не проваливался. Чувствую, что собаки прижимают его. Я невольно улыбнулся, когда увидел желтые пятна на большом ходу. Экскременты то слева, то справа «Э.. – думаю, — сученок! На ходу приходится!»

Глядя на прыжки гибридов, невольно сравниваешь их с собачьими. Если беру двоих – что бывает редко, Дайны голос всегда слышу, когда у Амура на вскидку, кажется, громче. Поэтому в плохую погоду на Дайну ложится основная ответственность. У нее четыре соска задних совсем отсутствуют. Она протерла их еще в первый сезон, и поэтому мне приходится постоянно дежурить, когда у нее щенки. Жена удивляется моему терпению, сколько бессонных ночей, пока вырастишь их. И так, лай приближается. Почему-то, когда услышишь лай, возбуждаешься так. А передохнешь, когда увидишь дерево, легкие, кажется, можно выплюнуть. Это, думаю, знаю все настоящие соболятники. Всегда критикую себя за этот азарт. Но нечего не могу с этим. Каждый раз все заново. Другой раз молодые напросятся идти со мной, так ведь отстают, оглядываясь постоянно. Приходится мне их кричать. Особенно по чернотропу. И так вижу издалека собак и соболя. За болотом был осинник и березник. Соболь не дотянул до убежища, чего я сильно боялся. Он болтался на вершине березы как калач, под напором ветра. Я передохнул минутку, пар от меня валил как от загнанной лошади. В это время я подумал: «Вот это настоящий спорт! И если бы я был поэт, я бы воспел эти минуты стихами!» Может и вправду стоит попробовать!

Как-то раз, мы скрадывали лосей вдвоем с напарником Сергеем. Я говорю ему: «Сердце у меня стучит так, боюсь, лоси услышат!» А он усмехнулся и говорит мне : «Тьфу, а мне хоть бы что!» А я ему: «Если б у тебя был инстинкт настоящий, охотничий, ты бы меня понял!» Он покосился и нечего не смог ответить. Слава богу, у меня нечего не попалось, возвращаться не стал. Дошел до жилья, туда, где глухариный заповедник, высушился, отдохнул и пошел по лыжне обратно. За ночь выпало много снегу, по целику идти было совсем невозможно. Обратно проскочил по лыжне быстро до профиля, откуда услышал лай, Повернул на базу, а собаки в противоположную сторону. Рядом западная избушка, где было убоище. Та уже нечего не было, собаки неоднократно посещали его, а так же волки. Даже шкуры съели. Собак постоянно тянуло туда, я ругался, но они не слушались меня и втихушку убегали. Шел домой, рассчитывая, что они как всегда меня догонят. Амур вскоре догнал меня. А Дайна – нет! Я продолжал идти домой. Вечером она тоже не пришла. На другой день пошел туда, на убоище один. Все было истоптано. Там были волки и невозможно установить след, где Дайны след, а где волчий. Я нарез круги, но бесполезно. Измотался и повернул домой. Вечером, она снова не пришла. Вторую ночь. У меня все-таки теплилась надежда. А гость мой Володя – бывший охотовед утверждал: «Знаем волчьи повадки. Ее уже нет в живых» После двух ночей я все же согласился с ним. Она всегда возвращалась в избушку. После третьей ночи, настроение было подавлено, утром вышел на улицу, погода была пасмурная, идти не куда ни собирался. И вдруг слышу — лает Дайна в южной стороне. Чуть не потерял сознание, заметался от радости, схватил ружье и давай стрелять.

PDVD_119

Стал искать лыжи, чтобы побежать туда, но лыж не оказалось. Володя втихушку ушел куда-то, зная, что не собирался некуда идти, оставив свои без камусов и крепления не подходят. Я по метался и успокоился – раз живая, вечером вернется. Но она опять не вернулась. Володя, придя поздно вечером, говорит мне, что волк перескочил лыжню со стороны западной избушки, и я по рассказу прикинул примерно, где это. Как раз, там, где лаяла Дайна. На пятый день я рано утром один побежал в южную сторону смотреть волчьи следы и искать Дайну, хоть живую, хоть мертвую. Волчьи следы оказали действительно. Впереди была старая лыжня, я дошел до нее и по ней отправился подрезать то место, где лаяла Дайна. Вижу справой стороны, где лаяла следы по лыжне в сторону глухариного заповедника, где ночевали шесть дней назад. А волчьи следы в противоположную. Я понял тогда что она живая. Расстояние до базы одинаковое, но она пошла в заповедник. Там болок, конуры нет, и они всегда ночевали в болке да еще и на матрасе. И всегда нравилось, когда я иду в ту сторону. Я ускоренным шагом шурую туда. Остановился передохнуть и, о боже, буквально метров двести слышу ее лай. Я сбросил рюкзак на лыжню и думал идти на базу обратно, побежал к ней и кричу ей: «Иду, иду!» Я всегда кричу им так, когда долго разыскиваю. Они никогда не подбегают ко мне, а тут она соскучившись, радостная прилетела буквально. Прыгнула на грудь, визгнула и обратно туда. Я подбегаю. Посреди кедерки небольшой соболь сидит, мы и взяли его. Дали волю эмоциям. Я разглядел Дайну, она похудевшая, но энергия, казалась, не убавилась. Я покормил ее и поскорей побежал к рюкзаку, чтоб успеть на базу, хотел вернутся, и радостью поделится с Володей. Когда подбежал к рюкзаку, слышу, она сзади лает, прямо на лыжне. Бегу обратно – следов пока соболиных не вижу. Лает азартно на старую кедру. По лаю на соболя. А они никогда зря не лают. Увидел сразу на верху, соболь оказался хороший кот. Я стрельнул и он застрял. Пришлось рубить. Получилось так: случайно соболь бежал с противоположной стороны и нарвался на нас. Пока рубил, приблизился вечер, и мы пошли ночевать на болок – где ближе.

Дорогу я установил, что она вчера когда я услышал ее лай. После того Дайна отправилась на не на базу, где я ее ждал, а на болок. Им там очень нравилось ночевать. Каким-то образом открыла дверь и ночевала на моей пастели. Утром пошла все-таки на базу, и попался ей соболиный след. Она его догнала и оказалась рядом с путиком, где я ее и услышал.

Вот после ночлега мы пошли на базу. По дороге я установил: эти три ночи она была в лесу с волком, затем волк ее «кинул» Дайну и перепрыгнул лыжню. Может его заставили кинуть ее мои выстрелы, когда я услышал долгожданный лай. Побежал без лыж в ту сторону и стрельнул, будучи уже недалеко от них. Но почему то она не пошла на мои выстрелы и побежала в противоположную сторону, на болок. Я ее лай слышал хорошо, и она должна была слышать мои выстрелы. Следы показали, что она была с волком. Волк, видимо, молодой и кушать ее не стал, а зов предков позволил найти ей общий язык.

По дороге она догнала еще одного соболя. Была похудевшая, но потери сил не наблюдалась. На избушке Батов Володя был в восторге и говорит : «Вот, про твоих собак надо книгу писать!» И я задумался: « А может быть и вправду! Хоть в газету, иль в журнал…» И эта мысль меня не покидала.

PDVD_121

Вот, ведь, как бывает, не мог никак насмелиться. А тут вскоре читаю на электронной почте, как будто до них до шли мои мысли. Журнал охота просит написать что-нибудь про собак. Я раньше, ведь, писал про волчью кровь. Вот так и родилась эта стать я. Пока все прошлое вспоминал, пришлось прослезиться два раза. На телевидении как-то меня спросили: «Что нужно чтоб стать охотником?» Я, не задумываясь, ответил: «Научится врать!» Они удивились и продолжали интервью, а затем несмело вернулись к этому вопросу: «А вы сами-то тоже врете, значит!?» Я, не задумываясь, ответил: «Мне просто нет нужды врать!» Вижу, мой ответ им понравился. Значит, в этой статье я нечего не соврал.

Мне как-то молодой охотник, увидев мое ружье и патронтаж, и сказал, буквально, следующее : «С каким уважением я отношусь к такому снаряжению как у вас, видавшие виды».

Совсем не обязательно добывать по тридцать лосей, это все в прошлом. Главное любить природу, и если добудешь по нынешним временам, одного лося или одного медведя, нужно по-хозяйски отнестись – то есть, все пустить в дело. Сделать трофей и выставить на обозрение людям.

С большим уважением, я отношусь к охотникам, которые умеют мечтать и страдать. Пусть им кажется, что у них самые высокие собаки и самые дальнобойные ружья. Это норма. В этих словах не сбывшаяся мечта. У хорошего охотника должна быть мечта, будоражившая душу и лишающая покоя. С ней интересней жить. У рыбака, например, добыть самую крупную рыбу, у альпиниста покорить самую высокую вершину, у режиссера снять лучший фильм. Ну, а у охотника завести самого лучшего четвероногого друга!

PDVD_078

Календарь
Декабрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031